Пончик

— Уважаемый, что вы скажете за то, что я прикончу ваш пончик? Он у вас тут все равно засыхает.

— Это мой шедевр, не надо его кончать.

— Ваш шедевр скоро засохнет. Поливай его не поливай…

— Я этот пончик как родного выпекал, берег его как зеницу ока, а вы его прикончить хотите.

— Это условность. Всем этот пончик уже поперек горла стоит, что вы жадничаете?

— Я на него копирайт поставил!

— А я его всё равно прикончу! И что вы мне сделаете?

— Боже! Вы убийца!

— Это пончик, а не старушка процентщица. Имею право, уважаемый.

— Это для вас пончик, а для меня это мое искусство – картина дня.

— И что, теперь вы этот пончик будете тиражировать на всех своих полотнах? Уже сто пончиков нарисовали. Как критик я имею право его прикончить.

— Как художник, который выстрадал свой пончик я вам говорю, вы не критик, вы убийца!

— Слушайте, хорошо, я как убийца пончиков говорю вам прямо, ваш пончик — не катит. Его никто не покупает, он нафиг никому не нужен. Хоть триста копирайтов поставьте – он бездарен. Я его просто уберу из галереи, а вы что-то новое выставите.

— Художника легко обидеть! Мой пончик — это произведение искусства, это сама суть творения. Дырка символизирует вход в бесконечность, края описывают дао совершенного восприятия…

— А вот этот засохший шоколад, стекающий с совершенства что символизирует?

— Объединение народов в едином порыве любви! А вы хотите все это убить! Как можно?

— Так все. Я убираю вашу картину из своей галереи, придумайте еще что-нибудь. Считайте, что я бог этой галереи и он, то бишь я разгневался!

— Вот так всегда! Никто не понимает искусства, все вокруг боги, критики и лишь настоящий художник может понять …

— Если я этого не сделаю – ваши пончики заполонят все вокруг. Вы только представьте этот кошмар. Куда ни глянь везде только ваши картины с пончиком, ужас!

— Это не ужас, это был бы совершенный мир…

— Да-да, со стекающим и засыхающим … шоколадом. Идите домой, дорогой. Поспите, успокойтесь. Может быть еще что-нибудь нарисуете. Новое.

— Возможно когда-нибудь я оправлюсь от нанесенной мне вами раны… это будет, конечно не скоро. Хотя вы знаете, у меня возникает какой- то образ… что- то интересное …

— Что?

— Что-то продолговатое, длинное, похожее на…

— Эклер?

— Да-да. Это будет божественно! Если соединить эклер с пончиком это будет символизировать гармонию…

— Так все, стоп. Вы вначале нарисуйте, потом придете и покажете свой лингам. Так что идите, дорогой, идите! Творите новую картину дня, так сказать!